Советы нотариуса

Обратная связь

Архив новостей

Регистрация

  • Многие начинают бизнес, будучи замужем или женаты. И мало задумываются, что при разводе придется делить не только квартиру и машину, но и предпринимательские доходы. Как минимизировать риски от семейных конфликтов? Об этом мы беседуем с вице-президентом Нотариальной палаты Свердловской области Ириной Переваловой.

    Ирина Викторовна, о чем нужно знать предпринимателям, которые только собираются в загс?

    Ирина Перевалова: Что к совместной собственности супругов относится не только движимое и недвижимое имущество, приобретенное в период брака, но и акции АО, доли в уставном капитале ООО, обязательства по договорам, прибыль от предпринимательской деятельности. Ваш бизнес — не ваш личный, а совместный с вашей женой или мужем, пока вы не определили другой режим собственности.

    В совместную собственность попадает только доля в уставном капитале или все имущество компании?

    Ирина Перевалова: Если компания — это юрлицо, то все имущество остается за ней (здания, транспорт и т.п.), делится при разводе лишь доля в уставном капитале, а также та часть прибыли, которую собственники договорились распределить между собой или направить на дивиденды.

    С ИП посложнее, у них в категорию совместного попадает все оборудование и имущество, приобретенное для бизнеса. Многие ошибочно рассуждают: этот грузовик я купил не для семьи, а чтобы товары возить. Тружусь как пчелка от зари до зари, а жена — домохозяйка, какая в этом ее заслуга? Ничего подобного: если нет брачного договора или соглашения о разделе имущества, все доходы от предпринимательской деятельности при разводе делятся между мужем и женой.

    Когда люди расходятся, обычно эмоции бьют ключом, договориться невозможно. Если имущество делится в суде, тут от их желания мало что зависит. Например, исходя из состава общего имущества доля мужа в ООО может перейти к жене. А это фактор риска уже для партнеров разведенного бизнесмена. Во-первых, им придется договариваться с другим человеком, а возможно, даже подчиняться, если ему достанется контрольный пакет. Во-вторых, этот человек может потребовать выплаты действительной стоимости доли, что иногда равносильно закрытию компании. Прежде чем начинать совместный бизнес, обсудите на берегу, что все партнеры должны заключить брачные контракты.

    В чем разница между брачным договором и соглашением о разделе имущества?

    Ирина Перевалова: Первый вы можете заключить как до регистрации брака, так и будучи в браке. После развода — только соглашение о разделе имущества. На мой взгляд, брачный контракт — более гибкий инструмент. К примеру, вы можете предусмотреть в нем перевод имущества из совместной собственности в единоличную, разделить доли в ООО и конкретные объекты. Или наоборот: перевести из единоличной собственности в совместную добрачное имущество. Допустим, у мужа до брака была фирма, но жена вложила много сил и средств в ее развитие, и муж решил, что будет справедливым поделиться.

    Согласно поправкам в Семейный кодекс совместным имуществом признают все, что нажито в браке. Неважно, кто конкретно за него заплатил

    Брачный контракт еще хорош тем, что в нем можно предусмотреть право на имущество, которое еще появится в будущем. Достаточно включить в договор фразу: все имущество, право на которое подлежит регистрации, будет принадлежать тому, на чье имя зарегистрировано. Особенно актуально это для ИП.

    А если доказать, что это имущество куплено исключительно на личные средства?

    Ирина Перевалова: Это надо доказывать в суде и раскрывать источник происхождения денег. Такая судебная практика возникла из-за противоречия, скрытого в Семейном кодексе: там под общей собственностью понимается то, что приобретено только на общие средства супругов. Соответственно купленное на личные средства можно вывести из-под раздела, чем некоторые юристы сейчас и пользуются. Но уже принят в первом чтении обширный пакет поправок, который это самое противоречие устраняет. После того как они вступят в силу, совместным имуществом будет признаваться все нажитое в браке, независимо от того, на чьи конкретно средства оно нажито.

    Когда предприниматель берет кредит в банке. От жены требуют выступить поручителем, а она не хочет. Насколько законно требование банка?

    Ирина Перевалова: Сейчас у нас действует презумпция личных обязательств. Например, муж берет в долг — это его личный долг, на жену он не распространяется, если нет доказательств, что кредит использован на семейные нужды. Отвечать по кредиту супруг будет своей долей в совместном имуществе. Банки об этом знают, поэтому и выдвигают такие требования, чтобы в случае чего обратить взыскание на все, чем владеет пара. Кстати, поправки в Семейный кодекс эту норму деловой практики фактически закрепляют: кредиты будут сразу признаваться общим долгом. Если вторая половина не докажет, что деньги использованы не на нужды семьи и вообще на момент оформления займа они вместе уже не проживали.

    В каких случаях нотариальное согласие мужа или жены на сделку обязательно?

    Ирина Перевалова: Если права на имущество подлежат госрегистрации или сделка подлежит обязательному нотариальному удостоверению. Например, продаются доли в ООО. У нас в регионе нотариусы просят согласие второго супруга и в случае, когда первый выходит из компании. До недавнего времени этот вопрос оставался дискуссионным: формально обязательное нотариальное удостоверение заявления о выходе из ООО не влекло сразу за собой правовых последствий, но с 11 августа 2020 года нотариусы обязаны отправлять сведения об изменении состава участников в ЕГРЮЛ. То есть просто выкинуть заявление не получится. Да и суды признают, что зачастую это завуалированная купля-продажа. И аннулируют такие сделки.

    Кроме того, мы требуем предъявлять согласие мужа или жены при сделках с так называемой спящей собственностью. Совместная собственность в браке возникает на все вещи и не прекращается автоматически после развода. Срок давности, когда вторая сторона может предъявить претензии, начинается с того момента, когда бывший муж или жена узнали о нарушении своих прав. Допустим, Иван да Марья развелись тихо-мирно. Ей осталась квартира, мужу — компания. Ни брачного контракта, ни соглашения о разделе имущества не было. Лет через пять Иван продает бизнес своему знакомому за большие миллионы. Марья узнает об этом. В итоге сделку признают недействительной или пострадавшая сторона получает половину от суммы продажи.

    Нельзя при разводе ничего пускать на самотек, тем более если за разводом светит банкротство. Количество банкротств физлиц растет, и кредиторы пытаются обратить взыскание на общее имущество супругов, чтобы получить хоть что-то. Его выставляют на торги и, как правило, продают с большим дисконтом. Половину от вырученной суммы забирают кредиторы, а половина возвращается бывшей супруге. Она теряет не только само имущество, но и его рыночную стоимость.

    Обезопасит ли в этом случае брачный контракт или соглашение о разделе имущества?

    Ирина Перевалова: Смотря когда они заключены. По закону финансовый управляющий и кредиторы могут оспорить все сделки, совершенные банкротом за три года до начала процедуры. Если брачный контракт составлен в этот период, его наверняка будут пытаться оспорить. Другой вопрос, удастся или нет. Но было недавно дело, где кредиторы доказали в суде, что супруги проживали вместе на момент банкротства, то есть соглашение о разделе имущества фиктивно.

    Мы советуем перед сделками, к примеру перед покупкой акций, проверять по единому федеральному реестру сведений о банкротстве не только контрагента, но и его вторую половину. Конечно, при заключении ненотариальных договоров купли-продажи этот риск увеличивается.

     

    Текст: Наталия Швабауэр (Свердловская область)

    Posted by viksev @ 12:07

Комментарии отключены.